Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

  • mamay_m

Отец иранских дорог

Irano-Slavica, ч.2

Ч. 2. Иранские боги в Киевском пантеоне

Семаргл. Анализ комплекса проблем, связанных с божеством Семарглом, труден в силу скудности источниковой базы. Семаргл упоминается в Повести временных лет под 980 г. в перечне богов созданного князем Владимиром в Киеве языческого пантеона.

В 1876 г., во Львове вышла брошюра украинского историка А. С. Петрушевича «Корочун-Крак», в которой рассматривалось происхождение Семаргла. Петрушевич в счёл его «древним по своему названию из арийского периода уцелевшим божеством». «Имя его подобнозвучаще с древнеперсидским Симургом, божеством с орлиной головою, которого европейским толкованием (глоссою) кажется быти Див или злоповестный Рарашек».

Русский исследователь-эмигрант А. Калмыков в статье 1925 г. обратил внимание на скифо-сарматскую, огласовку слова «птица», заключенного в двухосновном теониме Семаргл, — marg.

Спустя сорок лет на это указал В. И. Абаев: «Огласовка а в слове marγ «птица» характерна именно для скифо-осетинского, тогда как в почти во всех других иранских языках мы имеем только гласный u (murγ); скифскую форму имени прообраза Семаргла В. И. Абаев реконструировал как Senmarγ. Отразившийся в Шах-наме цикл сказаний-былин о Саме — Зале — Ростеме сложился в среде среднеазиатских сакских племен. Это даёт основания полагать, что Семаргл у сармато-алан в сказаниях саков, мог считаться покровителем отдельных людей и коллективов (родов, племён).

Отдельного тщательного рассмотрения требует вопрос о внешним облике иранского Саэны-Симурга. В научной литературе распространение получила теория К. В. Тревер, считавшей этот мифологический персонаж сочетавшим начала собаки и птицы. Свою позицию исследовательница обосновывала этимологизацией сочетания Saena mәrәγo как «собака-птица». Трактовка древнерусского Семаргла как собаки-птицы, стала популярна благодаря и разысканиям Б. А. Рыбакова, развившего эти выводы применительно к восточнославянскому язычеству. Б. А. Рыбаков подверг анализу изображения крылатых псов, называемых им «семарглами», в искусстве Древней Руси на браслетах-наручах из княжеско-боярских кладов XII — начала XIII в., использовавшихся во время ритуальных русальных танцев. На них изображения «семарглов», по мнению ученого, служили оберегами, а сам крылатый пёс мыслился как благое существо — защитник от зла.

Анализ внешнего облика Саэны-Симурга целесообразно начать с рассмотрения сведений письменных и фольклорных источников. Авест. Saena- (вед. Syena-) восходит к общеарийской форме с исходными значения «выпуклость; выступающее, острое место; верхушка, вершина» откуда развились значение «грудь». В арийский период caina, caina mrga, давшее затем санскр. syena и авест. saena, saena mәrәγo (<иран. saina mrga), означало «вершинник», «птица с вершины дерева/горы». Культ орла – один из наиболее универсальных, везде он является благодетелем и покровителем как отдельных людей, так и целых родов, птицей счастья. В период существования арийской общности, и после обособления иранцев он мыслился как гигантский мифологический орёл. Однако не позднее середины I тыс. до н.э. у части иранцев складывается представление о Саэне как существе полиморфном, обликом подобном летучей мыши. По мере того, как исходные значения лексемы saina-ka в иранских языках все более замещаясь производным «грудь», менялась и семантика слова saena mәrәγo. Постепенно оно стало осмысливаться как «птица с грудью». Именно эта особенность Саэны-Сэнмурва — обладание грудью — отразилась в Бундахишне (средневековое толкование Дамдат-наска) и у Зад-спрама.

Из всех земных летающих созданий только летучие мыши (крыланы) относятся к классу млекопитающих, очевидно, что Сэнмурв – птица с грудью — был отождествлен именно с летучей мышью. Примечательно, что крыланов из-за собаковидной зубастой морды называют «летучие собаки».

В новоиранскую языковую эпоху лексема Сэнмурв приобретает форму Simurg. Первое бесспорное изображение полиморфного «Сэна о трёх естествах» на территории России содержится на датируемой V в. до н. э. золотой обкладке ритона из кургана в низовьях Кубани могильника «Семь братьев». Особо выразительным является изображение Сэнмурва на найденном в 1873 г. в Глазовском уезде Вятской губернии серебряном с позолотой блюде. Оно было изготовлено в VIII в. в Иране или Средней Азии.

Анализ функций иранского прообраза Семаргла позволяет заключить, какими функциями это божество не могло обладать. Б. А. Рыбаков высказывал мысль, что древнерусский Семаргл — божество растительной силы, посевов, семян, но сведения приведенных иранских источников позволяют категорически утверждать, что Саэна-Симург подобными функциями не был наделён. Нет оснований полагать, что бифуркация внешнего облика Саэны-Симурга с превращением его в собаку-птицу затронула восточноиранский мир, что здесь он утратил образ огромной хищной птицы. Следует признать, что Семаргл должен был иметь то же обличье, что и его общеиранский прародитель — обличье гигантского орла. Следовательно, древнерусский Семаргл не был собакой-птицей, а, по-видимому, имел облик гигантского орла.

Исследование соотносимости образов Саэны-Симурга и Хомая дает основания думать об их связанности: Саэна принес с небес на землю священное растение хаому, Хомай принес людям виноград, из которого изготовили первое вино; Сэнмурв-Симург и Хомай — противники пресмыкающихся и змей; пребывают на вершине мирового древа; словами симург и хомай в некоторых иранских языках обозначаются не только мифические птицы, но и реальные (бородачи, ягнятники).

Со второй половины XVII в. на Руси приобретает популярность заимствованный с Востока образ райской птицы Гамаюн (перс. humayun «птица рая»). Первое русское упоминание о Гамаюне содержится в Космографии XVII в.: «В той же части Азии в Симове жребии острови на восточном море, первый Макаридцкии близь блаженного рая, потому близь глаголют, что залетают оттуда птицы райские гамаюн и финик (феникс) и благоухание износят чудное.

В дальнейшем Гамаюну как вещей птице была суждена богатая жизнь в русском искусстве и литературе, особенно конца XIX — начала XX в.

Исследователями неоднократно отмечалось, что исчезновение Семаргла из древнерусских письменных памятников свидетельствует о забвении этого божества после крещения Руси. Если окажется возможным обосновать предположение о Хомае (Гамаюне) как деривате более архаичной Саэны, то не вернулся ли Семаргл на Русь, под другим именем, в эпоху позднего средневековья?
Находки в России с изображениями Симурга:
http://www.avesta.org.ru/forum/uploads/post-2-1112847650.jpg

http://www.avesta.org.ru/forum/uploads/post-2-1112847677.jpg
  • voiko

Утро

Утро – пограничное время. Заря – предвозвестница дня, света и тепла – время, когда дэвы, чувствуя скорый конец любимой ими тьмы, проявляют наибольшую злобу и усердие.
Поэтому утро для зороастрийцев очень важное время, которому нужно уделять максимальное внимание.

…сказано дастурами: «Каждый день на рассвете к людям приходят три демона, а именно [демон] скверны, лени и неверия». И сказано: «Прежде чем взойдет солнце, вымойте руки в гомезе и в воде, и этим будет убит демон скверны.

Скверне зороастрийцы должны противопоставить гигиену. Гомез – бычья моча – древнеиранское естественное гигиеническое средство, в наше время успешно замененное мылом.

А когда вы пойдете в храм огня и совершите поклонение огню, то тем самым будет убит демон лени.

Уход за пламенем в своем доме и в храме огня, включающий подготовка и принесение ему сухих чистых дров, заставляет человека избавиться от лени.

А когда будет совершено поклонение солнцу, то силой язадов будет убит демон неверия». (Наставления дастуров)

Поклонение солнцу – живому лику Ормазда – убивает неверие.

Маздаяснийская вера почтительно относится и к еще одному утреннему символу – к петуху. Вот что говорится в Вендидаде:
14. Спросил Заратуштра Ахура Мазду: Ахура Мазда! Дух Святейший! Создатель живых творений плотских, Праведный! Кто есть Сраоши Ашьи [Послушания, несущего Награду], бодрого, воплощенной мантры, дерзкого копья, ахуровского Сраошаварез [Свершитель Послушания]?
15. И сказал Ахура Мазда: Это птица, именуемая Пародарш [Вперед смотрящая], о Спитама Заратуштра, которую злоречивые смертные именуют каркатас.
Каркатас – это профанное название петуха (kahrka – это курица), которое объявляется неуважительным к утренней птице.
А эта птица поднимает голос на могучей заре:
16. «Встаньте, смертные! Восхвалите Ашу Наилучшую
(т.е. прочитайте молитву Ашемвоху)! Прокляните дэвов! Вот к вам ковыляет Бушьянста долголапая. Она весь мир плотский, при свете просыпающийся, усыпляет: «Спи долго, смертный! Время еще не пришло!

Бушьянста – демоница лени и сонливости, являющаяся на самом рассвете. Её имя означает «развязная, невоздержанная кознь». Маздаясниец – воин сил Ахура Мазды, обязанный быть бодрым, деятельным и бдительным. Поэтому всякая сонливость, излишний сон, вялость, утреннее валяние в постели рассматривается как дурные наклонности и поступки, провоцируемые Бушьянстой. Сонливость – путь к дурным делам.
Бушьянста хочет помешать человеку проснуться и приступить к воплощению им добра. Она внушает ему мысль, что время просыпаться еще не пришло и шепчет на ухо просыпающемуся такие слова:

17. Не будьте внимательны к трем наилучшим (вещам): к добромысленному помыслу, к доброречивому слову, к добродетельному деянию. Будьте внимательны к трем наихудшим (вещам): к зломысленному помыслу, к злоречивому слову, к злодетельному деянию».

Опасность утром подстерегает и горящий в доме Огонь. Беспокоится он начинает еще с начала ночи.
18. А в первой трети ночи Огонь Ахура Мазды к владыке дома взывает:
19. «Этого дома владыка! Встань, облачись в одеяние, вымой руки, собери дрова, возложи на меня, зажги меня в очищенных дровах вымытыми руками. Вот является змей, сотворенный дэвами, чтобы утащить меня из мира».
20. А во второй трети ночи Огонь Ахура Мазды к пастуху-скотоводу взывает:
21. «Пастух-скотовод! Встань, облачись в одеяние, вымой руки, собери дрова, возложи на меня, зажги меня в очищенных дровах вымытыми руками. Вот является змей, сотворенный дэвами, чтобы утащить меня из мира».
22. А в третьей трети ночи Огонь Ахура Мазды к Сраоше Ашье
[Послушанию] взывает: «О Сраоша Ашья добросложенный! На меня кто-то из мира плотского дрова возложил очищенные вымытыми руками. Вот является змей, сотворенный дэвами, чтобы утащить меня из мира»
23. И вот Сраоша Ашья поднимает ту птицу, называемую Пародарш, о Спитама Заратуштра, которую злоречивые смертные именуют каркатас. А эта птица поднимает голос на могучей заре:
24. «Встаньте, смертные! Восхвалите Ашу! Прокляните дэвов! Вот к вам ковыляет Бушьянста долголапая. Она весь мир плотский, при свете просыпающийся, усыпляет: «Спи долго, смертный! Время еще не пришло!
25. Не будьте внимательны к трем наилучшим (вещам): к добромысленному помыслу, к доброречивому слову, к добродетельному деянию. Будьте внимательны к трем наихудшим (вещам): к зломысленному помыслу, к злоречивому слову, к злодетельному деянию».
26. И скажут друг другу супруги, лежащие на постели: «Вставай, будят меня». Кто из них первым встанет, тот (первым) войдет в Наилучший Мир (т.е. рай). Кто из них первым на Огонь Ахура Мазды возложит очищенные дрова вымытыми руками, тому Огонь удовлетворенный и беззлобный благословит прибыль:
27. «Да придут к тебе стада скота
И людей во множестве.
Да исполнится твой помысел.
Да исполнится, да удастся!
Радостной жизнью живи
Те ночи, которые ты будешь жить!» –
Это благословение Огня
Тому, кто возложит дрова
Сухие, для света отобранные,
Одобрением Аши очищенные.


Цена петуха очень велика.
28. И кто двух этих моих птиц, о Спитама Заратуштра, пару - самку и самца мужу праведному в Аше Благой подарит, тот подобен дарителю дома со ста колоннами, тысячей балок, десятью тысяч балконов, десятью тысяч окон.
29. И кто даст мяса величиной с тело этой моей птицы Пародарш, того во веки Я, Ахура Мазда, дважды ответа не спрашивая, направлю в Наилучший Мир.
(Вендидад 18)