Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Вечные огни Согдианы

«...ночами пылает огненный вихрь в Бактрийском кефанте»
Плиний Старший, «Естественная история»


О родине пророка Заратуштры и родине зороастрийской религии до сих пор нет единого мнения среди современных учёных. Однако большинство из них склоняется в пользу восточно-иранской гипотезы. Учёный В. И. Абаев предполагал, что Заратуштра родился в Гаве (греч. Согдиана), охватывавшей территорию современных Таджикистана (кроме Памира), южного Узбекистана (включая Самарканд и Бухару) и северного Афганистана.

На наш взгляд, одним из аргументов в пользу Гавы, как страны, где мог культивироваться культ почтительного отношения к огню, может служить следующий факт.

Со времён походов Александра Македонского в этих местах было известно необычайное природное явление – многовековое горение подземных угольных пластов Зеравшанского хребта. Самыми знаменитыми среди них являются угольные пожары на территории Фан-Ягнобского каменноугольного месторождения в Таджикистане.

С давних пор таинственные огни в долине реки Ягноб привлекали внимание людей и, возможно, служили объектом поклонения. В Зеравшане, как известно, когда-то был распространён зороастризм. По сей день сохранились в месте слияния рек Фан-Дарья и Пасруд развалины древней крепости, сторожившей подходы к огненным копям.

38.27 КБ
Долина реки Ягноб на территории Фан-Ягнобского каменно-угольного месторождения. Тысячелетия бушует здесь в недрах земли огненная стихия.

С незапамятных времен и вплоть до 40-х годов XX века здесь добывали самородную серу, нашатырь, селитру, купоросы и квасцы.

40.76 КБ
Серно-нашатырный «вулканчик» в месте выхода газов.

Ахмад Туси, автор космографии «Диковинки сотворённого и редкости существующего» (XII в.) приводит описание «горы нашатыря» (минерала хлористого аммония) вблизи Самарканда, где «поднимается горячий дым, который, оседая вокруг, превращается в нашатырь. Всякий, кто зайдёт в шахту по добыче нашатыря, сгорит, если не набросит на себя мокрую кошму».

Дымное облако и по сей день нависает над раскалённой землёй урочища Кухи-Малик.

41.87 КБ
Корки нашатыря и натёки серы над очагом подземного пожара в урочище Кухи-Малик

Поверхность пышет жаром, и даже в обуви с толстой подошвой здесь невозможно стоять на месте.

46.48 КБ
1 – современные угольные «пожары», 2 – древние выработки нашатыря, серы, квасцов, 3 – остатки обогатительных промыслов, 4 – потухшие «пожары», 5 – развалины крепости, 6 – старые караванные пути, 7 – расположение древних переправ.

30.91 КБ
Так выглядит с поверхности земли «молодой» пожар на левом берегу реки Ягноб.

Те пожары в долине Ягноба, о которых писали древние авторы, к сегодняшнему дню уже прекратили свое существование. Их следы в виде огромных полей выгоревших угленосных пород сохранились на северо-западных флангах Фан-Ягнобского месторождения. Таким образом, сегодня мы имеем дело лишь с отголосками тех «огненных вихрей», которые охватывали некогда более значительное пространство.

Возможно, естественные огни древней Гавы могли быть одной из причин того, что именно огонь стал центральной стихией в зороастризме.

Зло - необходимо?

Наиболее популярный довод в пользу существования зла – «зло нужно, чтобы не было так скучно жить». Типа, зло – это всего лишь своеобразный аттракцион, чтобы мы не слишком скучали. Стоит заметить, что собственная жизнь сторонников такого подхода, как правило, спокойная, обеспеченная, благополучная и предсказуемая. Переубедить таких людей не так-то просто, они готовы доказывать свою правоту сколько угодно.

Всем известно, что самые захватывающие истории из жизни – именно те, в которых с кем-то происходят несчастья, катастрофы, когда совершаются преступления. Однако сторонники рассматриваемого утверждения в любом случае предпочтут, чтобы несчастья происходили не с ними, а с кем-то другим, чтобы зло поражало не их, а кого-нибудь.

Именно такие напасти они готовы воспринимать как должное, как интересные события, как своеобразное развлечение. Совсем другое дело, когда беда (в виде болезни, преступника, смерти близких, разорения и т.д.) коснётся их самих. В этом случае они тут же начнут жаловаться на свою злую судьбу, на несправедливое устройство мира, на происки коварных врагов, они никому не позволят копаться в своей жизни, будут сетовать на назойливое внимание окружающих, а ни о каких развлечениях даже и не вспомнят.

Они будут страстно желать только одного – скорейшего окончания несчастий, возвращения спокойной жизни. То есть каждый из них считает, что зло, конечно же, необходимо, но только по отношению к другим, которых оно должно учить, наказывать, на примере которых оно должно развлекать окружающих, разгонять их скуку. Сами же они хотели бы видеть действие столь необходимого зла исключительно со стороны.

Получается, что для себя они готовы смириться со скукой, унынием, и однообразием жизни, но совершенно не желают соглашаться со столь интересным, будоражащим, возбуждающим, веселящим злом, необходимость которого они проповедуют.

У людей пророки моря вздымали, мёртвых воскрешали, а у вас что?

Среди наездов на учение Заратуштры можно отметить обвинение в отсутствии «фактора чуда». «У людей пророки моря вздымали, мёртвых воскрешали, а у вас что?»

И действительно, чудеса и фокусы на людей действуют. Пятница, увидев, как Робинзон Крузо из говорящей палки убил его преследователей, поверил в то, что Крузо – Бог. Только Бог может творить сверхъестественные вещи. «Ну а у вас что? Где чудеса, творимые Зороастром?»

Надо сказать, что у нас в этом смысле действительно ничего. Но не потому что нечего предъявлять, а потому что незачем предъявлять.

Понятно, что являя «божественные чудеса» и играя на суеверном страхе невежд можно легко доказать им «истинность» своих идей, не заостряя внимание на том, что это за идеи.

Тут достаточно всего-навсего понять простую вещь, что подлинное благоденствие в мире возможно лишь через чистоту помыслов, слов и дел (принцип ХХХ). И всё. Для понимания истины человеку не нужны чудеса – истина совершенна и не требует «явления чудес» и прочих мистических ухищрений.

Новости сайта: проект «Наследие». Россия. Русские

Мы продолжаем публиковать материалы проекта «Наследие», относящиеся к русскому фольклору. На этот раз статья посвящена одному из самых известных персонажей русских сказок – Бабе Яге. Вполне возможно, что образ Яги косвенно связан с заратуштрийской традицией.

Баба Яга



Баба Яга (Ягабиха, Ягабова, Ягая, Ягинишна, Ягиха, Буря-Яга, Язя, Егебица – у восточных славян; Jedza, Jedzi-baba, Jenzi, Jezi-baba, Jezinka – у западных, Гвоздензуба, Ежи баба, Яга Баба, Баба Рога, Баба Зима – у южных) – героиня славянских легенд, безобразная сгорбленная старуха-ведьма c костяной ногой. Далее...Collapse )

БЛАГОВЕРИЕ.ОРГ

Новости сайта: проект «Наследие». Азербайджан

Обзор наследия Благой Веры продолжается открытием следующего раздела проекта «Наследие» – Азербайджан.
Разделы включает в себя как ранее публиковавшиеся материалы:


Так и новую статью «Дахмы в Губинском районе Азербайджана», повествующую о двух сохранившихся дахмах (башнях молчания)

Read more...Collapse )

Возвращение Гауматы

Гаумата – известный мидийский маг, живший в 522 г. до н. э. Считалось, что он овладел магическими методами перемещения в пространстве и времени. Был казнён за то, что пытался овладеть престолом, выступив против царя Камбиса Ахеменида, сына Куруша Второго.

В начале восьмидесятых годов 20 в. полиция венесуэльского города Валье-де-ла-Паскуа арестовала странного человека, одетого в пёстрый балахон. Задержанный говорил на непонятном (как выяснилось позже – древнеперсидском) языке и довольно бессвязно пытался объяснить, что он некий Гаумата и заявлял претензии на персидский престол.

Полиция сделала вывод, что имеет дело с сумасшедшим, страдающим манией величия, и отправила его в сумасшедший дом. Откуда он исчез при неизвестных обстоятельствах.
  • mamay_m

Два фильма о Пехлеване Вселенной

Будь юношей, будь старцем седовласым -
Со всеми равен ты пред смертным часом.

Когда палящий вихрь пески взметет
И плод незрелый на землю собьет, -
Он прав или неправ в своем деянье?
Зло иль добро - его именованье?
Ты правый суд зовешь, но где же он?
Что - беззаконье, если смерть - закон?

Что разум твой о тайне смерти знает?..
Познанья путь завеса преграждает.
Стремится мысль к вратам заветным тем...
Но дверь не открывалась ни пред кем.

Не ведает живущий, что найдет он
Там, где покой навеки обретет он.

Таков закон дворца, где правит зло;
То ты в седле, то на тебе седло.




Сказание о Рустаме

Рустам и Сухраб

качает мулом
  • pcode

Переход в другую религию карался смертью?

Спасибо, что внесли меня в списко участников. Я сам, конечно же, поклонником этой веры не являюсь. Формально христианин (ибо крещён), но сам себя ни к какой вере не отношу. По большей части мне симпатизирует чувашская народная вера, на которую по мнению большинства, большое влияние оказал зороастризм.

Так вот, встретился мне текст:
"Как известно, зороастризм, как и иудаизм, является религией генотеистической, т.е. древние иранцы-зороастрийцы не допускали инородцев в свою среду, не посвящали их в таинство своего культа. Предки чувашей савиры в течение нескольких веков жили на Северном Кавказе и непосредственно соприкасались с иранцами-зороастрийцами. И если наличие в чувашской языческой религии зороастрийского компонента является доказаным фактом, то выходит, что некогда предки чувашей были признаны иранцами как народ одного с ними происхождения. В зороастризме переход в другую религию карался смертью.
Не этим ли обьясняется отказ волжских суваров принять ислам вместе с другими булгарскими племенами в 922?
"
Николаев В.В.

Вопрос по выделенной части. Это так или нет?

Irano-Slavica, ч. 4. "Вий"

Вий



Всем известна повесть Гоголя «Вий» о студенте-«философе» киевской Бурсы Хоме Бруте, который попадает на ночлег в какое-то заброшенное здание, где старая ведьма пытается оседлать его для поездки на шабаш. Хома, зная заклинания против ведьм, борется с этой ведьмой, она умирает, превращаясь в прекрасную девушку. Хома бежит с места происшествия, но через какое-то время за ним являются люди знатного казацкого полковника, насильно ведут его в имение полковника и заставляют три ночи подряд читать молитвы над гробом его дочери, которая по неизвестным причинам внезапно умерла. В первую же ночь, когда Хома начинает читать молитвы панночка встает из гроба, пытается его схватить, он очерчивает магический круг, читает заклинания, она бессильна. На вторую ночь ей на помощь является целый сонм монстров, которые тоже пытаются схватить Хому, но не могут преодолеть магического круга. На третью ночь эти усилия достигают кульминации, и тут наступает момент, когда мертвая кричит:

«– Приведите Вия! ступайте за Вием! – раздались слова мертвеца. И вдруг настала тишина в церкви; послышалось вдали волчье завыванье, и скоро раздались тяжелые шаги, звучавшие по церкви; взглянув искоса, увидел он, что ведут какого-то приземистого, дюжего, косолапого человека. Весь был он в черной земле. Как жилистые, крепкие корни, выдавались его засыпанные землею ноги и руки. Тяжело ступал он, поминутно оступаясь. Длинные веки опущены были до самой земли. С ужасом заметил Хома, что лицо было на нем железное. Его привели под руки и прямо поставили к тому месту, где стоял Хома.

- Подымите мне веки: не вижу! - сказал подземным голосом Вий - и все сонмище кинулось подымать ему веки.

«Не гляди!» - шепнул какой-то внутренний голос философу. Не вытерпел он и глянул.

- Вот он! - закричал Вий и уставил на него железный палец. И все, сколько ни было, кинулись на философа. Бездыханный грянулся он на землю, и тут же вылетел дух из него от страха.»


Примечание Гоголя: «Вий есть колоссальное создание простонародного воображения. Таким именем называется у малороссиян начальник гномов, у которого веки на глазах идут до самой земли. Вся эта повесть есть народное предание. Я не хотел ни в чем изменить его и рассказываю в такой же простоте, как слышал».

В середине 1950-х годов В. И. Абаев отметил, что форма «Вий», возможно, восходит к праславянской форме «Вей», которая в русском языке встречается в таких словах, как «суховей», «подвей». Он предположил, что реконструируемое славянское божество ветра и смерти, связано с индоиранским божеством Вайу. В иранских источниках Вайу – бог ветра и смерти, и имеет очень мрачный, зловещий аспект. В авестийском тексте Алгеде-Маиче, Вайу –божество, которое стоит на пути души умершего в загробном мире как некий страж или судья. Продолжением древнеиранского Вайу В. И. Абаев считал осетинский мифологический образ Веюга – одноглазого великана, стерегущего железные ворота мира мертвых.

Это божество ветра имеет двойственную природу – одновременно представляет жизнь в форме дыхания, и смерть в образе бури, которая понимается как какая-то демоническая сила. Согласно пехлевийским текстам, злой Вайу уносит дыхание живых существ, уносит их душу, которая равна дыханию: «Когда он касается человека рукой, это сон. Когда он бросает на него свою тень, это лихорадка. Когда же он видит его своим оком, то сокрушает его душу-дыхание». В числе характеристик Вайу есть одна, которая особенно сближает его с Вием – у них обоих смертоносный взгляд – Вий и Хома в момент смерти увидели друг друга.

В майкопской культуре, в станице Новосвободная было найдено на стене гробницы изображение божества смерти, которое изображено с решёткой вместо лица. Это изображение сокращает значительно дистанцию между арийским Вайу и образом гоголевского Вия. Кроме того, в инвентаре гробницы среди других предметов найдены вилы.

При внимательном чтении гоголевского текста выясняется, что и Вий оказывается божеством, связанным с ветром – ведь известно, что ветер невидим для живых, но его можно слышать.

В этой связи интересны обстоятельства, которые предшествуют появлению Вия: «И вдруг настала тишина в церкви; послышалось вдали волчье завыванье, и скоро раздались тяжелые шаги, звучавшие по церкви...» – метафора, потому что совсем незадолго до этого Гоголь описывал разговор между двумя казаками, которые силой вели Хому ночью в церковь, в последнюю, третью ночь:

«Ночь была адская. Волки выли вдали целою стаей. И самый лай собачий был как-то страшен. - Кажется, как будто что-то другое воет: это не волк, - сказал Дорош. Явтух молчал. Философ не нашелся сказать ничего.»

Гоголь намекает, что завывание – голос самого Вия, голос ветра, т. е. Вий совпадает по основным характеристикам с индоиранским божеством ветра и смерти Вайу.

Демоническую роль играет ветер и в мифологии балтов – у латышей есть персонаж Вьесулис (вихрь), нападение которого отражают, нанося ему в сердце удар вилами. У литовцев тоже есть божество ветра – Веяс, владыка ветра.

Балтийский бог ветра воспроизводит все основные характеристики индоиранского Вайу: его образ пронизан двойственностью. Его идол – сделанная из коры человеческая фигура с двумя лицами. Одно глядело вперед, другое назад. В левой руке Веепотис держал рыбу, а в правой бочонок.

Двойственность проявляется еще и в том, что у балтов этот бог ветра иногда раздваивается и появляется как два брата Веяса. Причем один из них еще дует, а другой уже перестал дуть. Второй брат ветра, как говорится в литовских источниках, страдает от головной боли – ему сковали голову железными обручами, и теперь он уже не дует. Мотив железа появляется везде. Литовский Веяс одновременно похож и на индоиранского Вайу, и на Вия, потому что он представляется существом с огромной головой, которая обита железными обручами. У него тоже есть мотив слепоты: в одном литовском тексте говорится, что ветер заткнут в бочонке, а бочонок заткнут затычкой, и этот бочонок сторожит слепой старик. Когда он нащупывает затычку, ветер вырывается и дует как сумасшедший. И каждый раз дует до тех пор, пока слепой затычку ищет.

Таким образом, не остается сомнений в том, что, с одной стороны, Вий – это украинский фольклорный персонаж, с другой – балтийские материалы со всей очевидностью показывают, что это иранское заимствование – слишком очевидны иранские мотивы в мифологии Веяса. Единственное, что остается выяснить – в какое время могло произойти такое заимствование?

Скорее всего, это плод религиозной реформы, которая произошла у иранцев где-то в момент их пребывания в Восточной Европе. Эти контакты можно датировать временем, когда славяне уже выдвинулись к среднему течению Днепра, т. е. начиная со II в. до н.э. и до IV-V века н. э.
с митинга
  • krylov

КОММЕНТАРИЙ НА "СОТВОРЕНИЕ ОСНОВЫ", X 1-3

X. А твари Ахримана погибнут в то время, когда наступит конечное воплощение, и это тоже — безграничность.

Общее замечание о слове "твари". Всё относящееся к Врагу, и прежде всего его внешние проявления, обозначается иными словами, нежели относящееся к Творцу. Так, Враг не "говорит", а "рычит". То же относится и ко всему прочему. Это общее правило, и его следует стараться выполнять настолько, насколько это позволяет язык.

В русском языке существует различение "творения" (благого) и "твари" (скверной). Оно не может быть обосновано с христианской точки зрения, потому что христианство полагает, что все творения созданы благим Творцом и искажены по грехам человеческим. Поэтому различение "твари" и "творения" непонятно. Зато это различение полностью соответствует благоверию.

1. А твари Ахримана

Существуют ли «творения Аримана», если Ахриман лишён способности творить подобно Творцу? Да.

Ахриман не может делать двух вещей. Во-первых, он не способен создавать первообразы творений в мире Меног. Без первообраза же ни одно творение не может быть создано. Однако, Враг умеет искажать первообразы творений. Все творения Врага имеют именно такое происхождение: это искажённые подобия творений Творца.

Второе, чего не может делать Враг – это наделять материальные творения жизнью. Однако, согласно Договору между двумя началами, Творец должен был дать жизнь вредным существам, и он это исполнил. Поэтому даже вредные существа имеют в себе часть от Творца, и тем они живут. Но Творец не хотел давать им жизнь, и их жизнь не священна. Напротив, лишение жизни злого существа является благом, в том числе и для него самого, если здесь вообще может идти речь о каком-то благе.

2. погибнут в то время, когда наступит конечное воплощение

Твари Врага погибнут после конечного воплощения. Это значит, что они не получат последнего тела и не будут воплощены. Потому что конечное воплощение и есть гибель всего того, что не от Творца.

То же относится и к тем существам, которые по природе своей благи, но чья природа претерпела искажение от Врага. Всё искажённое в них умрёт и не воскреснет после конечного воплощения.

3. и это тоже — безграничность («и это тоже навсегда»).

Это значит, что твари Врага погибнут навсегда и навечно. Более того, Враг никогда больше не сможет создавать что-либо, ибо такая возможность будет у него отнята.